Стоит ли бранить трамвайщиков?

Трамвай... Мы ездим в нем почти каждый день, и почти каждый день ругаем. Кого-то раздражает жуткий лязг стареньких вагонов по раздолбанным рельсам, кто-то с дрожью вспоминает традиционную толкучку в час пик, впрочем, ставшую неким видом утренней зарядки, а кто-то клянет на чем свет стоит водителей трамвая. В народе ходят байки о том, что все трамвайщики договорились закрывать двери перед носами подбежавших пассажиров, а на конечных остановках вообще назло нам стоят по полчаса, пьют чай с коньяком и играют в карты с кондукторшами.

А ведь на самом деле мы даже и не знаем, кто же нас возит. Кому приходится вставать в три часа утра или возвращаться в час ночи домой, чтобы мы с вами худо-бедно, но добирались туда, куда спешим. Хорошо бы стереть этот пробел наших знаний, заполнив его место портретом человека все-таки очень нужной нам профессии. Нет, не за тем, чтобы знать, кого ругать, а чтобы задуматься, стоит ли вообще в чем-либо винить трамвайщиков.

Николай Станиславович Гонтковский работает водителем трамвая уже почти 15 лет – с апреля 1986 года. Последние семь лет он ездит на вагоне № 149-147 тринадцатого маршрута. Вообще, в свое время Гонтковский даже и не думал о том, что когда-нибудь будет водить трамвай – сначала он был шахтером и трудился на Донбассе. Однако жена уговорила его переехать к ее родственникам в Тверь (тогда еще Калинин). Найти новую работу подсказало самое обыкновенное увлечение: в 1983 году Николай купил себе мотоцикл, и до того ему понравилось управлять техникой, что и работать он решил именно на транспорте. Сначала Гонтковский хотел стать водителем троллейбуса, но опоздал: к тому времени уже закончился набор водителей в троллейбусный парк. Начальник отдела кадров ТТУ предложил Николаю поработать на трамвае, и он решил, что это судьба.

Сперва Гонтковский ездил на одновагонном трамвайчике четырнадцатого маршрута – как он рассказал, в нашем трамвайном парке стало доброй традицией сажать новичка именно на четырнадцатый. Вообще, у водителей трамвая, почти как у учителей, есть своя система категорий: новичку сначала дают третью категорию, которая позволяет управлять только одиночным вагоном. При этом у каждого молодого водителя есть свой опытный водитель-инструктор. Через некоторое время с приобретением стажа присваивают вторую категорию и пересаживают на двухвагонник. У Николая Гонтковского, конечно, уже давно первая категория – как он сам говорит, выше уже некуда.

Так и трудится он за “штурвалом” своего 149-го, добросовестно доставляя нас с вами на работу, в школу или просто домой. Между прочим, среди трамвайщиков тринадцатый маршрут считается одним из самых сложных (недаром тринадцатый!) – конечно, из-за пресловутой площади Капошвара, которую многие уже давно окрестили площадью Кошмара. Автомобилисты как будто не замечают трамвай, который по идее должен иметь преимущество (во всяком случае так написано в одной книжечке, где нарисовано много каких-то дорожных знаков – если вы забыли, как выглядят ПДД). Вот и стоит трамвай на этом чертовом перекрестке по пять минут, из-за чего сбивается весь график движения. Кстати, именно он и не позволяет водителям простаивать на конечной и отрываться от работы, как ошибочно считают некоторые “умные” пассажиры. Также, безусловно, нельзя трамвайщикам и выпивать. На трамвае Гонтковского сейчас работают только два водителя – он и молодая девушка. Не так давно был и третий, тоже мужчина, но его со 149-го сняли – именно за то, что любил быть третьим. Но не водителем...

Николай Гонтковский вполне доволен своей работой. За первую категорию более-менее прилично платят, к тому же и льгот у трамвайщиков немало. Но и работа, конечно, трудная - нужно постоянно держать под контролем дорожную обстановку, не забывать о пассажирах, то и дело выбегающих перед вагоном, по нескольку раз за перегон выходить переводить стрелку - и в дождь, и в мороз. А жесткий график работы – каждый ли сможет проснуться в три-четыре часа утра и выйти из дома на еще безлюдные улицы, чтобы в половине шестого-седьмого уже выехать на линию в первую смену? Или после окончания второй смены возвращаться домой поздней ночью... Как говорит сам Гонтковский, сбивается весь ритм жизни организма.

В общем, не думайте, что водитель трамвая целый день просто катается себе в теплой и мягкой кабине (хотя она в самом деле теплая благодаря мощному отопителю). От такой напряженной работы по-настоящему устаешь. Устаешь от бесконечной тряски и стука колес по нашим раздолбанным рельсам – наверное, таких жутких трамвайных путей нет ни в одном другом городе России (но это совсем другая история!). Устаешь от многочисленных утренних пассажиров, которые готовы выломать все двери и поручни, лишь бы поместиться в салон. Устаешь и от вечерних пассажиров, которые делают то же, что и их утренние предшественники плюс бьют стекла и разрисовывают салон – уже чтобы “повеселиться”. Устаешь от крутых джипов, псевдокрутых “шестерок” и даже от облезлых “запорожцев”, которые ни в какую не хотят пропустить на перекрестке (между прочим, не удосуживаются притормозить перед трамваем даже ГИБДДшники!). Устаешь, наконец, от самого трамвая, который постоянно выкидывает коленца и ломается. В общем, трудная работа и, как ни странно, зачастую неблагодарная со стороны нас – пассажиров.

А в свободное от работы время Николай Гонтковский помимо обычных домашних и дачных забот давно увлекается фотографией. Также он не без гордости поведал мне о большой коллекции грампластинок и записей на магнитофонных катушках – все от классики до “битлов”. Любовь к музыке Гонтковский унаследовал от отца, который был профессиональным музыкантом. Вообще, среди трамвайщиков немало неординарных людей. Например, Вера Грибникова пишет неплохие стихи, печатается в некоторых тверских газетах и даже издала небольшой сборник.

Так что вряд ли стоит ругать водителя, если трамвай подходит к остановке только через полчаса после предыдущего. Водитель не виноват, что наша городская администрация за восемь лет не закупила ни одного нового вагона, а заводы-подрядчики не сдерживают обещаний по поставке капитально отремонтированых старых (в прошлом году вместо обещанных 12 вагонов привезли только около 5-6). Водитель ни причем, что служба движения ТТУ выпустила в прошлом году на самый длинный в городе двенадцатый маршрут одиночный вагон, разламывающийся по швам в часы пик, в то время как двухвагонные “восьмерки” катаются почти пустыми. Кстати, начальник этой службы в весьма приятной телефонной беседе заявил мне, что состав и количество вагонов на маршруте диктует опять же городская администрация. И не водитель виноват, что 70 процентов пассажиров не платят за проезд и делают наш транспорт катастрофически убыточным...

Однако все это опять же совсем другая история, которую, надеюсь, мы вам поведаем в следующий раз. А пока еще чуть-чуть задумаемся о труде вроде бы прозаической и незаметной на первый взгляд профессии водителей трамвая и поблагодарим этих людей за их непростую работу. Гладких вам рельсов и зеленых светофоров!

Ярослав МОСКОВКА

Статья опубликована в газете “Вся Тверь” № 3 от 19 января 2001 года

X