ТВЕРСКИЕ ТРАМВАЙНЫЕ БАЙКИ

В этом материале мне хочется рассказать подлинные истории из жизни тверских трамвайщиков. Вместо предисловия уместно привести диалог с одного совещания руководителей транспортных хозяйств. Трамвайщиков отчитывают за участившиеся случаи падения на пути тяговых двигателей. Руководитель одного из автопредприятий замечает: «У нас никогда такого не было, ни одна машина двигатель не потеряла!» На что представитель трамвайщиков парировал: «А у нас за все время существования ни один трамвай колеса не проколол!»
    А этот случай произошел, когда троллейбусы еще ходили через Новый мост. На спуске с моста находилось пересечение с контактной сетью трамвая. Итак, вагон шестого маршрута спускается с моста, проезжает пересечение, и ... в кабине загудел зуммер. Остановившись и выйдя из вагона, женщина-водитель обнаружила, что веревка пантографа запуталась, и он не достает до провода. Телосложение у нее было плотное и лезть на крышу ей не особо хотелось, а потому вагоновожатая попросила это сделать одного из пассажиров, молодого пария, снабдила его диэлектрическими перчатками, и он полез. Сама же водитель села, как ни бывало, в кабину. Через несколько секунд зуммер умолк, а генератор радостно «затрещал», означая, что веревка распутана. Посмотрев в зеркало, водитель увидела, что парень якобы запрыгнул в дверь, и она, нажав педаль, до предела начала сокращать опоздание. До остановки оставалось метров 600-700. Тут в кабину стали стучать пассажиры, обеспокоенные отсутствием «ремонтника», на что она ответила, что видела, как он садился в вагон. На следующей остановке все увидели, что парень стоит на крыше, крепко вцепившись в пантограф. Слезть он, кстати, решился не сразу. То ли отцепиться боялся, то ли понравилось ему там. Что произошло дальше, история, к сожалению, умалчивает.
    Следующие два случая из серии «ничего не вижу, ничего не слышу» или «кто-то теряет, кто-то находит». Шел трамвай по второму маршруту, двухвагонная система Т-3. На конечной станции диспетчер удивленно спрашивает у водителя: «У тебя вроде бы два вагона было?» Водитель в ответ: «А что не видно, что два?», поворачивается лицом к трамваю и происходит немая сцена, вагон-то только один!
    Утром прибегает в депо водитель, спешит, опаздывает. Включает управление, и в путь. Выезжает на линию, останавливается на остановке, смотрит в зеркало и замечает, что поезд слишком длинный. Оказывается, «перегонщики» в депо перетаскивали на буксире другой вагон, а отцепить забыли.
    А эти случаи уже из моей практики. Зима, утро. В четыре утра выезжает первый трамвай в сторону Мигалово. Через пятнадцать минут я выезжаю вторым. Еду по маршруту и через некоторое время вижу стоящий впереди КТМ-8К. Габариты погашены, двери закрыты, в темном салоне находится несколько пассажиров. Из форточки высовывается водитель и просит: «Включи рубильник аккумуляторов, на ходу отключился», а он на КТМах снаружи. Интересно, сколько бы они стояли, если бы это был последний вечерний рейс?
    И в заключение. Конечная станция «автовокзал». Все покинули салон трамвая, только одна старушка сидит, не выходит. Я ей: «Бабуль, конечная!» Она же в ответ «А мне, милок, дальше надо!» Я ей: «А дальше не идет». Она уже возмущенно: «Но ведь мне в Торжок надо!»

Василий ФИЛИППОВ

Статья опубликована в журнале "Пантограф" №1 (7) апрель 2003

© 2006-2007 А. Холмогоров и группа авторов.
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна. При упоминании сайта в интернете или СМИ просьба сообщать авторам по почте.

X